Потерянные возможные Я как присутствие прошлого в настоящем

  • Марина Аванесян Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7–9
  • Ксения Денисенко Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7–9

Аннотация

Потерянные возможные Я — относительно новое понятие, разрабатываемое в рамках концепции возможных Я, предложенной Х. Маркус и П. Нуриус. Потерянные возможные Я изучались у молодых людей в возрасте от 20 до 42 лет (= 59 человек). Целью исследования было уточнить содержание понятия «потерянные возможные Я», а также описать формы их репрезентации в связи с когнитивными стратегиями конструирования идентичности. Использовались метод опроса на основе методики К. Хукер, опросник стилей идентичности М. Берзонского (ISI-5), методика оценки пятилетних интервалов А. А. Кроника, Е. И. Головахи. Выявленные потерянные возможные Я носят конвенциональный характер и касаются основных задач ранней взрослости и прежде всего сферы карьеры, взаимоотношений и образования. Потерянные Я нейтральны или пессимистичны по тону, имеют описательную, реже нарративную форму. Описаны три типа временной ориентации потерянных возможных Я: с фокусом на настоящем; фокусом на возврат к «хорошему» прошлому или изменению «плохого» прошлого; вневременной ориентацией. Частота обращения к потерянному Я не связана ни со способностью его реализовать, ни с вероятностью его реализации, однако коррелирует с эмоциональным отношением (сожаление, трудность отказа, важность). Нейтральный тон рассказа о потерянном Я был связан с нормативным стилем конструирования идентичности: чем больше респонденты привержены социально желательным нормам, семейным традициям, тем нейтральнее они описывали потерянные возможные Я. Люди с нормативным стилем конструирования идентичности и люди, чувствующие свое прошлое менее насыщенным, были более уверены в том, что в будущем они смогут реализовать потерянное Я. Способность к реализации потерянного Я, таким образом, обладает самым большим количеством взаимосвязей по сравнению с его другими характеристиками.

Ключевые слова:

потерянные возможные Я, стиль конструирования идентичности, временнáя ориентация, субъективная реализованность

Скачивания

Данные скачивания пока недоступны.
 

Биографии авторов

Марина Аванесян, Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7–9

к.пс.н.

Ксения Денисенко, Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7–9

магистр психологии

Литература

Литература

Анцыферова Л. И. Развитие личности и проблемы геронтопсихологии. М.: Ин-т психологии РАН, 2006.

Василюк Ф. Е. Понимающая психотерапия: опыт построения психотехнической системы // Гуманитарные исследования в психотерапии: труды по психотерапии и психологическому консультированию. М.: Психологический институт РАО; МГППУ, 2007. Вып. 1. С. 159–203.

Волченкова Е. А., Молчанова О. Н. Потерянные возможные Я: содержание и связь с психологическим благополучием // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология. 2019. Т. 9, № 3. С. 295–310. https://doi.org/10.21638/spbu16.2019.306

Гришутина М. М., Костенко В. Ю. Возможное и невозможное Я: уточнение конструктов // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология. 2019. Т. 9, № 3. С. 268–279. https://doi.org/10.21638/spbu16.2019.304

Зайцева Ю. Е., Исаева А. Н. Временнáя перспектива у лиц с различными стилями конструирования личностной идентичности // Научные исследования выпускников факультета психологии СПбГУ / под ред. А. В. Шаболтас. 2014. Вып. 3. С. 110–116.

Костенко В. Ю., Гришутина М. М. Невозможное Я: предварительное исследование в контексте теории Хейзел Маркус // Пензенский психологический вестник. 2018. № 1. https://doi.org/10.17689/psy-2018.1.8

Кроник А. А., Ахмеров Р. А. Каузометрия. Методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути. М.: Смысл, 2008.

Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб.: Речь, 2000.

Панченкова О. В., Серкин В. П. Незамужество женщин среднего возраста как фактор сценариев и неврозов отложенной жизни // Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности. 2017. № 7. С. 186–193.

Прохазка Д., Норкросс Дж., ди Клементе К. Психология позитивных изменений. Как навсегда избавиться от вредных привычек. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013.

Сапогова Е. Е. Преодоление лиминальности как способ личностного жизнетворчества // Культурно- историческая психология. 2009. № 1. C. 49–56.

Уайт М. Карты нарративной практики: Введение в нарративную терапию. М.: Генезис, 2010.

Хиллман Дж. Архетипическая психология. СПб.: БСК, 1996.

Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Класс, 1999.

Athens L. Dramatic self-change // The Sociological Quarterly. 1995. No. 36 (3). P. 571–586

Cummings N. A. Turning bread into stones: Our modern antimiracle // American Psychologist. 1979. No. 34 (12). P. 1119–1129.

Davydenko M., Werner K. M., Milyavskaya M. Frozen goals: Identifying and defining a new type of goal // Collabra: Psychology. 2019. No. 5 (1). P. 17. https://doi.org/10.1525/collabra.194

Markus H., Nurius P. Possible selves // American Psychologist. 1986. Vol. 41, no. 9. P. 954–969. https://doi.org/10.1037/0003-066X.41.9.954

King L. A., Hicks J. A. Whatever happened to “What might have been”? Regrets, happiness, and maturity // The American psychologist. 2007, October; no. 62 (7). P. 625–636. https://doi.org/10.1037/0003-066X.62.7.625

King L. A., Raspin C. Lost and found possible selves, subjective well-being, and ego development in divorced women // Journal of Personality. 2004, June; no. 72 (3). P. 603–632. https://doi.org/10.1111/j.0022-3506.2004.00274.x

Smith B., Sparkes A. Men, sport, and spinal cord injury and narratives of hope // Social Science and Medicine. 2005. No. 61 (5). P. 1095–1105.


References

Athens, L. (1995). Dramatic self-change. The Sociological Quarterly, 36 (3), 571–586.

Antsyferova, L. I. (2006). Personal Development and Problems of Gerontopsychology. Moscow, Institute of Psychology RAS Press. (In Russian)

Cummings, N. A. (1979). Turning bread into stones: Our modern antimiracle. American Psychologist, 34 (12), 1119–1129.

Erikson, M. (2007). The meaning of the future: Toward a more specific definition of possible selves. Review of General Psychology, 11 (4), 348–358. https://doi.org/10.1037/1089-2680.11.4.348

Grishutina, M. M., Kostenko, V. Yu. (2019). Possible and impossible “Self ”: clarification of constructs. Vestnik of Saint Petersburg University. Psychology, 9, 3, 268–279. https://doi.org/10.21638/spbu16.2019.304 (In Russian)

Hillman, J. (1996). Archetypal Psychology. St Petersburg, BSK Publ. (In Russian)

King, L. A., Hicks, J. A. (2007). Whatever happened to “What might have been”? Regrets, happiness, and maturity. American Psychologist, October, 62 (7), 625–636. https://doi.org/10.1037/0003-066X.62.7.625

King, L. A., Raspin, C. (2004). Lost and found possible selves, subjective well-being, and ego development in divorced women. Journal of Personality, June, 72 (3), 603–632. https://doi.org/10.1111/j.0022- 3506.2004.00274.x

Kostenko, V. Yu., Grishutina, M. M. (2018). Impossible me: preliminary research in the context of the theory of Hazel Markus. Penzenskii psikhologicheskii vestnik, 1, 126–148. https://doi.org/10.17689/psy- 2018.1.8 (In Russian)

Kronik, A. A., Akhmerov, R. A. (2008). Causeometry. Methods of Self-Knowledge, Psychodiagnostics and Psychotherapy in the Psychology of the Life Path. Moscow, Smysl Publ. (In Russian)

Markus, H., Nurius, P. (1986). Possible selves. American Psychologist, 41 (9), 954–969. https://doi.org/10.1037/0003-066X.41.9.954

Levin, K. (2000). Field theory in social sciences. St Petersburg, Rech’ Publ. (In Russian)

Panchenkova, O. V., Serkin, V. P. (2017). Unmarriedness of middle-aged women as a factor of scenarios and neuroses of postponed life. Lichnost’ v ekstremal’nykh usloviiakh i krizisnykh situatsiiakh zhiznedeiatel’nosti, 7, 186–193. (In Russian)

Prochazka, D., Norcross, J., di Clemente, K. (2013). Psychology of positive changes. How to get rid of bad habits forever. Moscow, Mann, Ivanov i Ferber Publ. (In Russian)

Sapogova, E. E. (2009). Overcoming liminality as a way of personal life creation. Kul’turno-istoricheskaia psikhologiia, 1, 49–56. (In Russian)

Smith, B., Sparkes, A. (2005). Men, sport, and spinal cord injury and narratives of hope. Social Science and Medicine, 61 (5), 1095–1105.

Vasilyuk, F. E. (2007). Understanding psychotherapy: the experience of building a psychotechnical system. Gumanitarnye issledovaniia v psikhoterapii: trudy po psikhoterapii i psikhologicheskomu konsul’tirovaniiu (pp. 159–203). Moscow, Psychological Institute of RAE Press; MGPPU Press. (In Russian)

Volchenkova, E. A., Molchanova, O. N. (2019). Lost possible “Self ”: content and connection with psychological well-being. Vestnik of Saint Petersburg University. Psychology, 9 (3), 295–310. https://doi.org/10.21638/spbu16.2019.306 (In Russian)

White, M. (2010). Maps of Narrative Practice: An Introduction to Narrative Therapy. Moscow, Genezis Publ. (In Russian)

Опубликован
2022-06-30
Как цитировать
Аванесян, М., & Денисенко, К. (2022). Потерянные возможные Я как присутствие прошлого в настоящем. Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология, 12(2), 204-218. https://doi.org/10.21638/spbu16.2022.208
Раздел
Эмпирические и экспериментальные исследования